Рассказ Юбилей капитана Торрена

Рассказ Антона БОНДАРЕНКО
На палубе «Ньюкасла» было не протолкнуться. Все пространство от борта до борта было заполнено оборванцами, более походившими на нищих, чем на матросов. Вместо мундиров, столь дорогих сердцу любого капитана флота Его Королевского Величества, тела собравшихся покрывали грязные костюмы для верховой езды, рваные фраки и бархатные кафтаны, испещренные пятнами от вина. Собравшиеся кричали, спорили за места на бухтах каната; кто-то вальяжно прислонился к брашпилю. Капитану Брэму Кохену хотелось немедленно навести порядок, лично устроив взбучку каждому провинившемуся — но, к несчастью, он был накрепко привязан к грот-мачте.

Прогремел пистолетный выстрел, раздался грозный окрик, и на палубе, в сопровождении громилы-квартирмейстера и жилистого канонира, появился капитан пиратов. Брэм сразу узнал это круглое лицо с клювоподобным носом и губами, навеки застывшими в ухмылке. Встречались моряки более жестокие, чем Билли Торрен, более отважные, более дерзкие — но более удачливых не было никогда. Порой его корабли топили, а в прибрежных городах, куда пират на шлюпе заходил покутить, на него постоянно устраивали облавы и раз десять, кажется, даже хватали. Но через день-другой в
порту неизбежно объявлялся рыбак, который своими глазами видел, как Билли на новеньком быстроходном бриге берет на абордаж очередной галеон и отчаливает с богатой добычей. Одного упоминания имени Торрена управляющим торговых компаний хватало, чтобы оправдать перед владельцем любые убытки.

Кохен в Билли вообще не верил, поскольку сам выдумал его десять лет тому назад, когда по неопытности не проверил канат, и весь груз смыло за борт при первом же волнении моря. Но вот легендарный пират оказался на борту «Ньюкасла», и теперь именно в его руках находилась судьба корабля, команды и пассажиров, согнанных в капитанскую каюту.

—    Я пригласил вас сюда, чтобы подвести итоги года и разделить добычу согласно нашему договору, — произнес Торрен. При слове «добыча” пираты оживились, квартирмейстер сделал знак, и на палубу плюхнулся здоровенный мешок. Когда он был развязан, по палубе пронесся вздох разочарования: вместо золотых дублонов, английских фунтов или хотя бы серебряных долларов в мешке оказался целый ворох бумаг, среди которых долговые письма составляли в лучшем случае пятую часть.

—    Да, братья мои, наше ремес-
ло переживает не лучшие времена. Было время, когда нам приходилось днем и ночью стоять под открытым небом, пропитываться солью и смолой. Было время, когда нам попадалось по два, а то и по три корабля в день. Дело было хоть и рисковое, но дьявольски прибыльное

—    награбленный нами товар покупали и те, кто нас презирал, и те, кто нас уважал. А главное -ни один жалкий купечишко не хотел быть замеченным в нашей компании, — пират прочистил горло и сплюнул прямо на палубу. — А сейчас? Каждый мальчишка кричит о том, что он пират, и каждый пятый из них -Билли Торрен. Я лично перерезал глотки паре дюжин самозванцев, но меньше их от этого не становится. Моря от них не теснее — ничего кроме лодок у них нет, а на лодках они и рыболовного судна захватить не способны. Но, чтоб им захлебнуться в соленой воде, компании верят в то, что эти моря кишат пиратами, и направляют свои галеоны в другие порты! Так что мы сделаем с человеком, с которого все это началось?

Толпа взорвалась криками: «Выпустить ему кишки!», «На корм рыбам!», «Тесаком его и за борт!». Билли удовлетворенно слушал, затем разбил пустую бутылку о фальшборт и подвел итог.

—    Флинт, Билли Боне или
Сильвер зарезали бы его, как собаку, Девис бы повесил сушиться на рее, а Ингленд высадил бы на необитаемый берег. Но на этом худом судне есть добрые шлюпки, Ямайка всего в двух днях пути, а этот человек навечно изменил наше ремесло, а значит — пошел наперекор всем пиратам, и разрази меня гром, если это не самый мужественный поступок, что я видел в жизни. Так бросьте его в лодку без весел и провизии, и пусть дьявол сам решает, когда он с ним встретится — сегодня или через три-четыре года!

Брем не мог поверить своему счастью, и когда канонир взмахнул саблей, ему казалось, что лезвие сейчас встретится с его горлом — но с тела Кохена спали только путы, и множество грубых рук понесли его на корму. Выбрав из двух шлюпок ту, что поплоше, пираты с гоготанием бросили в нее капитана и спустили посудину на воду. Через минуту волны отнесли лодку с недавним пленником так далеко, что о его возвращении на борт вплавь и речи не могло быть, и негодяи вернулись к капитану. Тот оживленно перешептывался о чем-то с квартирмейстером; наконец, громила кивнул и удалился в капитанскую каюту.

—    Ну что ж, братья мои, вы поняли, что этот жалкий бриг мы искали не случайно, пусть добыча на нем смехотворно мала. Но взяли мы его не только для того, чтобы поквитаться с Кохеном: среди пассажиров «Ньюкасла» есть те, чьи корабли мы грабили. Так послушаем этих достопочтенных джентльменов! — Тор-рен отвесил издевательский поклон и взмахнул несуществующей шляпой. На палубу немедленно вылетел улыбающийся розовощекий мужчина с растрепанными волосами.

—    Я работаю в этой области уже двадцать лет, и не видел ни одной защиты от пиратства, которая бы действительно работала. Если ты защищаешься легко, чтобы не повредить пользователю — защиту и сломают моментально. А если зашивать РИМ в глубины операционной системы — игра будет работать куда медленнее, а у ряда вполне законных пользователей вообще не запустится. Вопрос вообще не в том, кто как рекламирует свой товар, какого он качества и как он защищен; важно то, какие ты делаешь предложения. Я убежден, что любой игрок купит игру, если сделать ему правильное предложение.

—    Подожди, — Билли взмахнул рукой и перевел взгляд на квартирмейстера, вышедшего вслед за пленником. — Кто это вообще такой?

—    Марчин Ивински, один из руководителей какой-то польской торговой компании.

—    Хватит! — рявкнул Торрен. — Я не знаю, безумен, одержим или свят этот человек, который рад тому, что из пяти галеонов до цели у него доходит один — но дальше слушать его бредни не намерен. Посадите его в оставшуюся шлюпку, дайте весла, воды, солонины и покажите направление на Порт-Рояль. Ну, кто там следующий?

Из капитанской каюты показался немолодой француз в безупречном костюме и строгом белом парике.

Билли уже не слушал, а медленно оглядывал свою команду. Заметив взгляд капитана, каждый пират кивал головой и прикасался к лезвию своего ножа -таков был условный знак, принятый ими для самой жестокой расправы.

Когда изувеченное тело француза скрылось в волнах, пират обратил внимание на чужака, незаметно появившегося на палубе. Грузный мужчина безучастно стоял возле грот-мачты и о чем-то напряженно думал, но, заметив приближающегося Билли, встрепенулся и протянул пухлую руку.

—    Я еще не встречал пленника, который бы так спокойно заявлял, что не боится меня! — воскликнул Торрен. — Будь я проклят, если мы не станем друзьями! Команда, курс на Порт-Рояль, и не прозевайте шлюпку с тем поляком — сегодня он будет пить с нами, как и этот славный человек. Но запомните, друзья мои: если кто из вас когда-нибудь приколотит к своим галеонам этот загадочный ОЯМ, — я выпотрошу его и подвешу под бушпритом на собственных кишках!


http://blog.wel.org.ua

работаю админом, прогером сеошнегом :)

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Загрузка...
Menu Title